По прозвищу "Монстр"

Олег Остриков, которого вся кайт- и виндсерф-общественность знает по прозвищу "Монстр", был одним из лучших виндсерферов страны, организовывал соревнования и стал первым русским инструктором в Египте…

Рассказывает Олег "Монстр" Остриков

Мою длинную 27-летнюю серфовую жизнь можно разделить на три этапа. Это виндсерфинг в СССР с тренировочными сборами, сборными командами, тренерами с их вечными интригами и вечной борьбой за место в сборной чего-нибудь (СССР, города, профсоюзов, ВМФ и многого другого). Далее был период распада СССР и борьба за выживание в новых экономических условиях, первые коммерческие турниры, первый коммерческий прокат и обучение, первый Казантип, окончательный переход с олимпийской доски на более популярный и зрелищный фанборд, кустарное производство досок и парусов с целью продажи и многое другое. И после открытия железного занавеса - мой последний этап - это активное освоение русскими серферами популярных зарубежных серфовых спотов, первая русская школа за рубежом, начало фристайла, первые шаги в кайтсерфинге, организация спортивных мероприятий, приобретение круизного корабля и так далее!

Итак, я начну с последнего этапа моей серфовой жизни, так как он понятней и ближе всем (тогда как первые два уже стали артефактом для молодых кайт- и виндсерферов).

Так вот, в далеком декабре 1992 года мы с друзьями из Сочи и Москвы приземлились в аэропорту города Хургада. Произошло это случайно. Мы собирались в Португалию, но все затянулось, и ехать было уже поздно, так как в декабре вода там - около 12 градусов, и вообще холодно. Я как-то смотрел немецкий серфовый журнал и увидел фотки, где виндсерферы катались в лагунах с небесно-голубой водой, в одних шортах и на маленьких парусах - это была египетская Хургада. Позже в газете с объявлениями о туристических путевках я наткнулся на дешевые туры в Хургаду, и мы решили поехать туда!

Мы вышли из аэропорта с двумястами килограммами серфового оборудования, взяли два такси и попросили отвезти нас туда, где катаются на виндсерфинге. Сначала нас привезли на дайвинг-станцию, потом еще в какое-то странное место (где даже ночью было понятно, что кататься здесь нельзя). И, в конце концов, в отель "Сэнд Бич", который хотя бы имел выход к морю. Так как была уже глубокая ночь, мы решили остаться там.

Утром мы впервые увидели Красное море! Дул отличный ветер и, собрав оборудование, мы пошли кататься. Выход в море из нашего отеля был не более пяти метров в ширину, поэтому мы выходили отдыхать на пляж соседнего отеля, где как раз находилась немецкая серф-станция "Happy Surf".
Подружились с менеджером станции Алексом и хранили оборудование у них на станции. Две недели пролетели очень быстро. Было все: много каталки, тусовки, общение. Перед отъездом я отважился спросить Алекса, не нужен ли им инструктор на работу... Алекс обещал спросить хозяйку станции, немку Кирстен Шуман (Кики), ну а я решил обязательно вернуться.

Вернулся в Египет в мае 1993 года вместе с казантипской тусовкой во главе с Никитой Маршунком, тогда президентом RFA (Russian Funboarding Association). Все прошло отлично, и перед отъездом Алекс сказал, что Кики согласна взять меня практикантом, я могу начинать работать в июне. Так я стал первым русским инструктором, работающим за границей.

Кайт

В 2000 году я впервые узнал о новом виде спорта - кайтсерфинге. В то время почти каждый год появлялись какие-то новые фишки, но большинство из них через год исчезали. Поначалу я воспринял кайтсерфинг тоже как некое развлечение, но когда увидел, что кайтсерфингом увлекся очень уважаемый Робби Нейш, решил, что и мне стоит попробовать. По интернету узнал, что в Москве есть дилер кайтов - "Змеиное логово" во главе с Владимиром Бобылевым. Я связался с ним и пригласил приехать ко мне на станцию. Бобылев привез два кайта, двухстропные Wipika, и доску. Кататься в то время он не умел, но знал о кайтсерфинге гораздо больше меня. Нам не очень повезло с ветром и, так и не покатавшись, Бобылев уехал, но оставил мне 5-метровый двухстропный кайт без доски. Так я начал заниматься кайтсерфингом.

Конечно, было очень непросто - никакой информации, некому подсказать, абсолютно без понятия, что и как делать! Было много забавных ситуаций. Пляж на станции "Три угла" оказался абсолютно не приспособленным для запуска кайта (правда, поначалу я этого не знал)! С пляжа шириной около 50 метров кайт запускался с середины ветрового окна. Выглядело это примерно так: я становился на ступеньки станции, сзади меня держали один или два человека. Когда кайт взлетал, я (если меня удержат) метра три тащил с собой по песку державших меня людей, или пролетал это расстояние по воздуху и потом тормозил по песку ногами еще метров пять. Несколько раз меня снимали за шорты со стены соседней гостиницы, куда неумолимо тянул кайт, который тогда не имел системы "депауэра". Честно говоря, я до сих пор не понимаю, как все обошлось без травм?!

Если мне удавалось выйти из бухты, то вернуться обратно обычно не получалось. У нас даже была такая шутка, что надо для кайтсерфинга: Монстер-катер-Чупер. Когда меня уносило, или я не мог поднять кайт, на выручку мне спешил Сергей Чупров. Честно говоря, было очень не по себе, так как трафик прохода кораблей в том месте очень плотный, и вряд ли египетские капитаны понимали, что между мной и плавающей в 20 метрах от меня "тряпочкой", есть стропы, и легко могли пройти между…

Я пытался разобраться, что же я делаю не так (напомню, что у меня не было доски для кайтсерфинга, катался на маленькой доске для виндсерфинга, используя те же петли). Однажды я не успел поставить переднюю ногу в петлю, поставил ее на середину доски и… неожиданно поехал нормально и даже стал вырезаться! Оказалось, что ноги на доске для кайта должны быть ближе к середине. С тех пор спасать меня уже почти не требовалось.

Вскоре мой ученик и друг Дмитрий Зеленин пригласил меня посетить испанскую Тарифу, европейскую Мекку винд- и кайтсерфинга, где я купил себе первую доску для кайта. Это была невероятно маленькая по тем временам, 2 метра 20 сантиметров, дайрекшенал "Тарифа Пиратас"! Но даже с покупкой доски было очень непросто кататься на двухстропном кайте.

В следующем году Робби Нейш (ну, или кто-то из его команды) придумал систему депауэра и четырехстропный кайт. И я купил 8-метровый "Нейш". Стало гораздо легче, хотя у новых кайтов появились новые проблемы, такие как очень сложный подъем с воды.

В это время кайтсерфинг полностью поглотил меня, и я окончательно понял, что это новый, интересный и очень перспективный вид спорта, который, тем не менее, был частью общей серфовой культуры.

Первый русский инструктор

В начале 90-х годов законодателями виндсерфинга в Европе были немцы, они же начали первыми открывать школы кайтсерфинга в Египте. И у моих немецко-арабских компаньонов Кики и Иби появилась школа кайтсерфинга в отеле "Магавиш", где условия для занятий кайтсерфингом были отличными.

Итак, я стал первым русским инструктором, работающим за границей. Для начала меня взяли работать практикантом на станцию "Happy Surf". Менеджер станции Алекс уехал через несколько дней после того, как приехал я, новым менеджером назначили Свена. Высокий, мускулистый, с дредами и тату, он выглядел как стопроцентный серфер! На самом деле, катался он хреново и больше занимался дайвингом, откровенно забив на станцию. Мне пришлось делать всю работу самому, к тому же, я постоянно убирал посуду за его друганами-дайверами. Наверное, именно тогда у меня появилась неприязнь к дайверам…

Вскоре Свена убрали и меня оставили менеджером до начала основного сезона. Я неплохо справлялся с работой, умудряясь при этом кататься при каждой удобной возможности. Как раз в это время в виндсерфинге появилась новая по тем временам дисциплина - фристайл.

За лето я научился делать переднее сальто, и был уверен, что делаю фронт луп, хотя впоследствии оказалось, что я самостоятельно научился делать чиз ролл, сальто с вертикальным вращением, которое и сейчас делают немногие. До сих пор помню, как мы тренировались: к деревянной доске были привинчены петли, крепился маленький парус и мы сигали вниз с конца пирса, стараясь сымитировать вращение! Смотрелось все это довольно смешно, но, тем не менее, приносило эффект.

В соседней от нас гостинице "Шедван" находилась французкая серф-школа. Работали там Фредерик и Даниель, ребята очень неплохо катались по тем временам, и мне многому удалось у них научиться.

В сентябре 1994 наступал основной сезон и мне прислали нового инструктора, швейцарца Штефана (впоследствии - Степа), а меня оставили менеджером с условием, что я за месяц выучу немецкий язык… Через месяц я уже рассказывал анекдоты про Бориса Беккера на немецком со швейцарским акцентом, это было необычно и нравилось немецким гостям. И меня оставили менеджером.

В то время русская диаспора в Хургаде состояла из меня, моей жены Иры и дайверов братьев Бельских с подругой. Больше русских в Хургаде не было. Да и вообще, почти все европейцы знали друг друга и обычно зажигали все вместе на единственной тогда хургадской дискотеке.
Первые два года моей работы на станции "Happy Surf" клиентами были в основном немцы. Русская тусовка, как правило, казантипская, приезжала два раза в год - в ноябре и в мае. Со временем соотечественники-серферы стали приезжать на зиму, я делал все, что мог для того, чтобы помочь им устроится и кататься вместе. Они привозили друзей, друзья привозили своих друзей и знакомых покататься в отпуск, и вот, в течение пары лет количество русских на станции стало превышать количество немцев… По вечерам мы собирались на станции, болтали, выпивали и тусовались.

Зимовщиков становилось все больше, было постоянно весело!

Меня стала посещать мысль, что и я мог бы открыть свою станцию. Пришел к владельцам "Happy Surf Three Corners" Кики и Иби и сказал, что хочу уйти и открыть свою школу виндсерфинга. Тогда они предложили мне стать их компаноеном в "Трех углах" и выкупить 49% бизнеса, я согласился. Так я стал владельцем первой русской школы виндсерфинга в Египте и вообще за пределами России.

Среди зимовщиков было много интересных людей, общение с которыми принесло мне немало пользы. Среди них был Сергей Чупров (Чупер), которого я знал еще до отъезда в Египет, а впоследствии пригласил его поработать со мной.

К нам на станцию приезжали лучшие российские серферы, такие как Миша Ершов, Сева Шульгин и многие, многие другие! В поисках волн и ветра мы объездили африканское побережье Красного моря до Марса-Алама, что в 300 км к югу от Хургады, и даже добрались до города Мерса-Матрух, который находится на Средиземном море в 250 км на запад от Александрии.

Нас становилось все больше, и мы начали выезжать тренироваться в самые известные мировые серфовые споты, такие как Эль Медано на острове Тенерифе, Гинчо в Португалии и Мекку европейского виндсерфинга - испанскую Тарифу! Именно тогда Сева Шульгин начал снимать свои первые серфовые фильмы "Мекка" и "Письма с Мауи".

Благодаря Андрею Хитрово, тогда создателю первого и единственного виндсерф-портала, у меня появился свой сайт, с легкой руки Андрея, названный "Монстров залив".

Я тогда еще больше запал на новую дисциплину в виндсерфинге, фристайл! Был ветер или нет, я торчал на воде и крутил всякие геликоптеры, пуш таки и прочие элементы только набирающего популярность фристайла. В про-центр "F2" Томи Фридла в отеле "Жасмин" про-райдер "F2" супер-звезда Джош Стоун приезжал каждый год на показательные выступления. Именно там я впервые увидел новые тогда элементы фристайла: вилли скипер и вулкан. С энтузиазмом я принялся тренировать новые трюки! На вилли скипер у меня ушел примерно месяц, вулкан дался месяца через три. К этому времени у меня был неплохой набор трюков и уровень катания, достойный выступления на международных соревнованиях.

Как раз в то время московский предприниматель Стас Орлов создал первое серфовое турагентство "Винд клаб". И для его промоушена Стас с нашей помощью начал проводить первый русский виндсерфинг-турнир по фристайлу Red Sea Cup в Египте на моей станции "Три угла". За три года в этих соревнованиях приняли участие райдеры из Франции, Италии, Германии и Испании. Я выиграл два из них…

Продолжение следует.

По информации www.monstersbay.ru и www.sport-express.ru